Твои люди, Карпинск!

Главная » Спецпроекты » Твои люди, Карпинск!
07 Февраля 2019

В феврале отметила 80-летний юбилей Раиса Яковлевна Прокофьева.

Договариваясь с ней об интервью накануне, я пообещала, что много времени не займу. Однако так интересна была беседа и так тепло в гостеприимной уютной квартире, что слова не сдержала – просидели мы чуть не три часа, да и то уходить не хотелось.

– О войне говорить не будем, надоело это уже всем, скажут, опять она про войну свою, – сразу предупредила меня собеседница.

– Хорошо, не будем, так не будем, – согласилась я. – Поговорим о вас, ведь войну-то вы, наверное, и не помните, вам два года с небольшим было, когда она началась?

– Как не помню, отлично помню! – возразила Раиса Яковлевна и начала рассказывать про войну.

Я записала её рассказ так, как услышала.

Раиса Яковлевна Прокофьева

Раиса Яковлевна Прокофьева

Старая Русса

Жили мы в Старой Руссе, под Ленинградом, война там катком прокатилась, камня на камне не оставила. Народу очень много погибло, не успели эвакуироваться. Лето, все в садах. Не сразу и поверили, что война – договор о ненападении заключён, подумали, что так, инцидент. А немцы как начали бомбить! Люди в подвалах прятались, а потом и по второму разу по разбитым домам самолёты пошли – с воем, страшно! Кстати, настоящие звуки войны только в одном фильме я слышала, «Они сражались за Родину», и солдаты там настоящие.

Мама моя на Волховском фронте воевала, она была фельдшер, военнообязанная. Папа был учителем, сначала его тоже на фронт взяли, а потом указ вышел лиц немецкой национальности отозвать из действующей армии. Отправили его в трудармию, в «Воркуталес». Больше я их не видела. Два с половиной года мне было, когда я с бабушкой осталась. Как выжили тогда, непонятно. Немцы пришли, всё вокруг заминировали – партизан боялись. Партизаны в болотах прятались, по ночам выходили, беспокоили немцев. А немцы в болото не лезли, и в дальние деревни не заходили. Там, в тех деревнях, люди могли и посадить что-то, им полегче было.

3 февраля бабушка умерла, поэтому я свой день рождения отмечаю всегда на следующий день.

Меня взяла к себе двоюродная тётушка, Татьяна Дмитриевна, я её звала Лёля, с ней мы и пережили всю войну. Старая Русса была вся разбита, и мы ушли в деревню Борки.

Борки

Дядя Степан, обходчик собрал нас несколько семей и увёл. Старый был, ходил плохо, но у нас был за главного. У него топорик был, дрова для печурок нарубить, или что-то по хозяйству сделать – к нему обращались. Меня когда тётя крестить возила, я не понимала, что в церкви иконы, говорю: «Лёля, там на картине дедушка Степан». Она мне: перестань, мол, чушь плести. А потом подошла к иконе и поразилась сходству: дед Степан – один в один Николай Угодник! Я думаю, а может, с нами и был Николай Угодник? Неминуемо должны были помереть, а вот ведь чудом выжили… Ходили с тётушкой по деревням милостыню просить. Не везде давали. Тогда ещё тиф свирепствовал. Зайдём, бывало, в избу, Лёля сразу говорит: «Вы нас не бойтесь, мы с девочкой переболели». А хозяйка на нас не глядит, ребятишки тут же бегают, но мне ни с кем разговаривать не разрешали. Посидим, пойдём: «Спасибо, хозяюшка, погрелись мы у вас». А она выбежит за нами простоволосая, картошку или морковину даст: «Поймите вы, нет у нас ничего!». На детей кричит, а сколько в сердце доброты! Народ наш бесконечно добр. Картошка и морковка – это уже суп, не одна вода с крапивой. Как-то я упёрлась: не пойду, говорю, просить милостыню. Тогда, говорит, мы умрём. «Ну вот и хорошо, я на небе маму увижу».

Вот уже 80 лет живу, не думала никогда дожить до таких лет. А ведь маму я лет 30 после войны ждала: вдруг ошибка какая, может, в Канаду попала, были ведь такие случаи. А к тётушке в Старую Руссу я до самой её смерти ездила, в 76 лет она, на Крещенье, умерла. Таллинский поезд к нашей станции подъезжает – сердце так и забьётся: вот мои родные места, сейчас Лёлю увижу. До семи лет я с ней жила, и это были самые счастливые годы – никто меня так не любил, как тётушка.

И я её любила. Пойдём с ребятами на болото голубику собирать, так хочется тётушке ягод принести, а нельзя – клятву давали, что не скажем, что на болото ходили. Там ведь мины везде, идём шаг в шаг, встанем на одном месте, объедим все кустики, дальше так же двигаемся. Как не подорвались?.. Сто раз могло убить. Мы, шестилетки, рыбу взрывчаткой глушили! У солдат просили. Они после войны через реку Полесть переходили – измождённые, небритые. Нам только еду у них запрещали просить. Споём им три песни – у нас репертуар скудный был, пели, что от тёти Сани слышали. Она после бомбёжки к землянке прислонится и поёт. Коломбину, ещё какую-то песню. И мы, как она, тянем: «Расцветали прекрасныя розы». Молодые хохочут, пожилые слезу утрут – жалко им нас, завшивленных, в чирьях. Взрывчатку нам тайком сунут: «Мы вам ничего не давали».

Рыбалка и волки

Бикфордов шнур 13 сантиметров, надо поджечь и сразу бросать. А мне интересно, как он горит, я медлю. Васька кричит: «Бросай!». После взрыва бежим рыбу собирать, а какую не успеем – ниже по течению деревня Берёзка, там взрыв слышали, уже ждут. Сварим рыбу в каске, едим без соли, а так соли хочется!

Ваське этому лет двенадцать было, он сам никогда шнур не поджигал, мне чаще других давал. Я его как-то спросила, почему всё мне да мне. А он говорит, что по тебе, мол, плакать будет некому – одна тётя, да и та без руки. Тётушке руку при бомбёжке оторвало.

В первый класс я там пошла, нас на лошади в школу возили. Волков той зимой было тьма! Возница каждому по лучине даст: «Зажигайте». А сам лошадёнку гонит. Ничего, обошлось.

Раиса Яковлевна с сыном Игорем 40 лет назад

Раиса Яковлевна с сыном Игорем 40 лет назад

Карпинск

Потом в Гороно решили меня к деду, папиному отцу, отправить. Он в Карпинске в трудармии был, ещё один его сын, тоже трудармеец, Уралвагонзавод строил. Привёз сюда меня дядя Вася, а я идти в дом не хочу, страшно мне, думаю: зайду, а там немцы в касках сидят. Я знала, что моя родня – немцы, а для меня тогда немец был враг. Вышел дед, без каски, красивый, волосы седые, волнистые, улыбается. Я и успокоилась. Дедушка скоро умер – у него была открытая форма туберкулёза. Осталась я с бабушкой, она мне не совсем родная была, у дедушки это был второй брак. Жили мы на улице Северной, в бараке. Мне пришлось всё делать – и печку топила, и воду носила, и картошку на базаре продавала. Мы картошки по 400 вёдер собирали, жить-то на что-то надо. Три ведра в мешок насыплю, на плечи подниму и иду на базар. Торговать стеснялась, учительницу увижу – спрячусь. Когда всё продам, а когда и нет. Тётки в павильоне говорят: «Оставляй, девка, тут, чего туда-сюда таскать». Мне в жизни только хорошие люди встречались, плохих не помню. А вот спину я тогда надорвала, грыжу заработала, да каких только болезней у меня не было!

Саратов

Девять классов отучилась, в десятый пошла в вечернюю школу, устроилась на работу. Взяли меня в «Углестрой» курьером, потом в таксировщицы перевели. Школу закончила, и мы с приятельницей ткнули в карту наугад, оказалось, что попали в Саратов, ну и поехали туда в пединститут поступать. Я училась хорошо, какие-то экзамены уже успела сдать, следующий был немецкий, и язык я тоже неплохо знала. Но моя подруга испугалась, что не сдаст, забрала документы, ну и я за ней. Пошли в педучилище, на дошкольное воспитание.

Саратов очень красивый город – Волга, такой зелёный весь, музыкальный. Я музыку очень люблю, особенно оперу, может, Коломбина повлияла? Всё, что по радио передавали, слушала, в консерваторию на отчётный концерт ходили, там только аплодировать нельзя, а присутствовать – пожалуйста. У меня бабушка, та, что в Старой Руссе, была очень музыкальная, училась в Петербурге. Помню, в 41 году, на 7 ноября к нам пришли женщины, принесли гитару – где-то раздобыли, просят: «Спойте что-нибудь, только не про войну». Я ведь только недавно вспомнила, что она тогда пела – «Расцвели уж давно хризантемы в саду…».

После окончания училища распределение давали только на Сахалин и на Камчатку. А там неспокойно было, в Корее война, и я туда не поехала, вернулась в Карпинск.

Красочные поделки Раиса Яковлевна делает сама. Этот букет она смастерила из ленточек

Красочные поделки Раиса Яковлевна делает сама. Этот букет она смастерила из ленточек

Свои удивительные поделки, способные украсить любой интерьер, Раиса Яковлевна называет "пендюрками"

Свои удивительные поделки, способные украсить любой интерьер, Раиса Яковлевна называет "пендюрками"

Вот такое рождественское панно украшает комнату

На ковре - инсталляция. Это любимые Борки: часовенка, березка и лещина

Карпинск. Украина. Штат Вирджиния

Мест в дошкольных учреждениях не было, устроилась в ДКУ заведующей детским сектором. Вышла замуж, перешла работать в садик – в Доме культуры приходилось и вечерами работать, и дежурить. Сначала в 3-м садике воспитателем работала, потом в «Солнышке», потом – в «Незабудке». У нас там замечательный коллектив был. Окончила вечернюю музыкальную школу по классу фортепиано, стала музыкальным руководителем. Перед пенсией снова пошла воспитательницей, в группу детей-инвалидов. Эти детки такие доверчивые, ласковые, трудолюбивые… На пенсию вышла, ещё немного поработала, и – инсульт, на работу уже не вернулась.

Мой муж, Виктор Александрович, был спокойный, уравновешенный человек, десять лет назад ушёл из жизни, и совсем я осиротела. Сын, Игорь, после института уехал по распределению на Украину, там и живёт, уже пять лет не приезжает – закон у них там такой приняли, не имеет права выехать в Россию. По скайпу разговариваем и утром и вечером, обо всём, кроме политики – прослушка, деньги он мне присылает, а вот букет подарить не может – ни с одним нашим банком связь не поддерживается. Внучка, Полинка, сейчас в Америке, учится в университете, получила грант на бесплатное обучение. Она там до этого жила год, училась в 10 классе, а 11-й заканчивала дома. Говорит, что не всё в Америке плохо, преподаватели в университете почти все из Европы. Американцы люди очень открытые, всегда готовы прийти на помощь, в чём-то наивные – например, искренне верят, что их страна спасает мир. И широкой эрудицией не отличаются, хорошо знают только то, что касается их специальности, и то не всегда. Учитель географии, например, рассказывая о России, сказал, что за Уралом никто не живёт. Пришлось, говорит, бабушка, поправить его, рассказать про Новосибирск и Академию наук, про Дальний Восток.

Когда их увижу, и увижу ли? Подруги мои вот уходят из жизни, и их место в моём сердце никто не занимает.

Конечно, Раисе Яковлевне было ещё, что рассказать, но пора и честь знать – ведь успели мы и чаю с маковым пирогом попить, и песни они мне на два голоса с подругой Галиной Львовной спели, а им ещё холодец разбирать.

«Если тебя неудача постигла,
Если не в силах развеять тоску,
Осенью мягкой, осенью тихой
Выйди скорей к моему роднику…» - эту они всегда поют в своей компании, в которой, увы, не осталось мужских голосов, споют и любимую песню Путина:

«Eсли стaлa бы я птицeй лeснoй,
Я мoглa бы улeтeть зa тoбoй.
Eсли стaлa бы я в нeбe звeздoй,
Тo свeтилa бы тeбe в чaс нoчнoй.
Всё здeсь ждeт тeбя и дышит тoбoй –
Вoзврaщaйся пoскoрee дoмoй».

«Пожилые люди, пенсионеры, ветераны – это богатство Свердловской области, наше интеллектуальное достояние. Они занимают сегодня активную гражданскую позицию, ведут общественную работу, занимаются патриотическим воспитанием нашей молодежи. Мы, со своей стороны, стремимся создать для уральских пенсионеров и ветеранов все условия для достойной жизни, активного долголетия, широкого участия в общественной жизни области. Для этого на Среднем Урале уже пять лет действует программа «Старшее поколение», – сказал вице-губернатор Павел Креков.

Это он сказал и про Раису Яковлевну, которая часто бывает в школах, рассказывает ребятам про войну, может, поэтому ей и не хотелось касаться этой темы. «Знаете, с каким вниманием они слушают! Я думала, будут смеяться над историей про Николая Угодника, но нет, приняли серьёзно», – говорит она.

Живите долго, дорогая Раиса Яковлевна! Будьте счастливы, ведь вы дарите счастье всем, кто рядом с вами, согревая теплом своей души. Спасибо вам за лучезарную улыбку, за песни, за вашу память, в которой живут настоящие звуки войны.

P.S.

Игорь все-таки нашел возможность послать маме к юбилею букет роз и "Рафаэлло" в красивой жестяной коробке.

+7 (34383) 3-50-40

+7 (34383) 3-23-23

Наверх
Данный сайт использует файлы cookie и прочие похожие технологии. В том числе, мы обрабатываем Ваш IP-адрес для определения региона местоположения. Используя данный сайт, вы подтверждаете свое согласие с политикой конфиденциальности сайта.
ОК