Русские немцы: зигзаги судьбы

Главная » Спецпроекты » Русские немцы: зигзаги судьбы
30 Октября 2018

Великая Отечественная война забрала миллионы жизней, искалечила многие судьбы. К пострадавшим в годы Великой Отечественной войны относятся и жертвы политических репрессий, и политзаключенные, и спецпереселенцы. Спецпереселенцы – это немцы Поволжья, изгнанные из родных мест. На их долю выпали невиданные тяготы военного времени, после войны они находились под надзором спецкомендатур, в которых следовало регулярно отмечаться вплоть до 1956 года. Но снятие ограничений по спецпоселению не влекло за собой возвращения имущества, конфискованного при выселении и возвращение в места, откуда они были выселены. Преодолевая неимоверные преграды, российские немцы явились примером мужества, стойкости и терпения.

У истоков

Екатерина II была выдающейся личностью, она сделала очень многое для развития Российского государства. Ряд мероприятий, проведённых ею в экономической политике, способствовали совершенствованию различных отраслей промышленности. Для реформирования российской экономики нужны были специалисты, в том числе и иностранные. В связи с этим Екатерина II издала 22 июня 1763 года Манифест, который был переведён на многие языки и распространён в странах Европы. В этом Манифесте Екатерина II приглашала европейцев переселиться в Россию и осваивать её просторы.

Европейцам гарантировались определённые привилегии:

- разрешение на покупку земель;                                                        

- освобождение от рекрутской службы;

- свобода вероисповедания;

- культурная автономия.

               Манифест Екатерины II:

 

В период с 1764 по 1773 год из Германии в Россию переселилось около 30000 человек.

 Селились они в основном на Волге и у Черноморья, путь переселения пролегал через Северное море, Балтийское море, Петербург к Волге.

 

Карта переселения немцев к Черному морю и в Поволжье:

 

 Переселенцы были очень мужественными и сильными людьми, в надежде на лучшую жизнь они преодолевали неимоверные трудности. Благодаря трудолюбию и терпению они смогли обустроиться на новом месте, заняться сельским хозяйством и животноводством. В 1819 году правительство России официально прекратило государственную поддержку въезжающим иностранцам.

Переселение и обустройство немцев:

 К этому времени в Россию въехали до 55000 человек. Селились они отдельными колониями, в каждой колонии строилась церковь и школа.

Среди первоочередных задач, которые решали колонисты с момента водворения, были вопросы образования. На эту особенность немцев указывал в своё время знаток жизни немецких колоний А. А. Клаус: «Потребность школьного обучения привилась к населению в такой степени, что всякое отдельное поселение его, всё равно, большое или малое, на земле собственной или арендованной, считается прочным, самобытным не прежде, как в центре его появится школьный дом». Посещение начальной школы было обязательным для детей в возрасте с семи до четырнадцати лет. Школа не только обучала грамоте, она была и важнейшим фактором сохранения родного языка и национальных традиций.

В 1881 году началось царствование Александра III, он придерживался тезиса: «Один царь – одна вера, один закон, один язык». Этот тезис вел к русификации немецкого населения, орудием русификации была выбрана школа, в школе было запрещено преподавание на немецком языке. Колонисты хотели сохранить свою идентичность, они понимали, что запрет преподавания на немецком языке приведет к потере национальной идентичности. Поэтому преподавание на русском языке приживалось в школах с большим трудом.

Революционные события 1905 – 1907 гг. внесли свои коррективы в отношении к гражданам разных национальностей. В это время вышел Указ «Об укреплении начал веротерпимости», последовало некоторое ослабление русификаторской политики.

К началу Первой Мировой войны экономическое положение немецких колонистов заметно улучшилось, не знали они и особых проблем во взаимоотношениях с властями и окружающим населением. Однако события 1914 года резко нарушили сложившийся баланс сил. Первая Мировая война была для населения немецкой национальности первой большой катастрофой. Конечная цель антинемецкой кампании, проводимой царскими властями в течение 1914 – 1917гг., была четко сформулирована в отчёте генерал-лейтенанта Курлова: «Заставить российских немцев «отмежеваться от германцев, забыть об общности происхождения, забыть об общности языка и совершенно вычеркнуть из своей памяти родственников, сражающихся в войсках наших противников». Ограничение прав собственности и прочих гражданских прав немецких колонистов властям показалось мало, и они принимают беспрецедентное для России решение о депортации населения на основе этнического признака. 11 января 1915 года генерал Н.Н. Янушкевич распространил зону усиления на всю линию фронта. 200 тысяч человек было депортировано на Урал, в Сибирь.

В Москве  в мае 1915 года случился антинемецкий погром, во время которого было разгромлено 474 фабрик и магазинов, 217 домов. О таком несправедливом отношении к немецкому населению говорят следующие факты: 300 тысяч русских немцев служили в русской армии, около 15 тысяч работали санитарами в госпиталях и лазаретах.

Но были люди, которые стояли на стороне немецкого населения. Например, писатель Владимир   Короленко   осуждал   государственный    произвол    и    антинемецкие     настроения.

В «Русских ведомостях» он писал о судьбе гражданина немецкой национальности, о тех тяготах, которые выпали на его судьбу. Этими публикациями он хотел привлечь внимание к сложному положению русских немцев.

Февральская революция 1917 года  Законом от 21 марта «О равенстве всех граждан, независимо от их национальности» проложила дорогу к восстановлению прав граждан немецкой национальности.

АССР немцев Поволжья

 19 декабря 1923 года автономная область     немцев Поволжья преобразована в Автономную ССР немцев Поволжья с площадью 28200 км2 и 576 тыс. жителей (1933).Автономия поволжских немцев в составе   РСФСР существовала с 19 октября 1918 года.

12 июня 1924 года немецкий язык был установлен в качестве второго языка делопроизводства и как язык обучения в школах. В тот период быстрыми темпами началось строительство народного образования среди немцев Поволжья и создание государственного издательства АССР немцев Поволжья.

АССР немцев Поволжья была одной из первых в СССР автономных республик сплошной грамотности: в АССР НП насчитывались 171 национальная средняя школа, 11 техникумов, 3 рабфака, 5 вузов. Кроме того, имелось 172 колхозных клуба, домов культуры, Немецкий национальный театр и детский театр. Издавалась 21 газета на немецком языке. 9 июня 1925 года в городе Покровске был открыт Центральный музей АССР немцев Поволжья (упразднен в августе 1941года, значительная часть фондов погибла и была расхищена).

Немцы Поволжья внесли большой вклад в послевоенный экономический подъем, на территории Поволжья находилось 335 прядилен, которые изготавливали льняную и хлопчатобумажную ткани, пользующиеся большим спросом во всей стране. На больших фабриках производилась сельскохозяйственная техника, например, трактор «Карлик». 

Национальный состав АССР Немцев Поволжья по переписям 1926 и 1939 годов

 

Национальный состав АССР Немцев Поволжья по переписям 1926 и 1939 годов

Национальность

Число (1926)

% (1926)

Число (1939)

% (1939)

Немцы

379 630

66,42 %

366 685

60,46 %

Русские

116 561

20,39 %

156 027

25,72 %

Украинцы

68 561

11,99 %

58 248

9,6 %

Казахи

1353

0,24 %

8988

1,48 %

Татары

2109

0,37 %

4074

0,67 %

Мордва

1429

0,25 %

3048

0,5 %

Белорусы

159

0,03 %

1636

0,27 %

Другие

1619

0,28 %

5326

0,88 %

Всего

571 578

(100,00 %)

606 532

(100,00 %)

 

Депортация немцев Поволжья

Наиболее важным мероприятием первых недель и месяцев войны в АССР немцев Поволжья  стала уборочная кампания и хлебозаготовки. Темпы уборки и хлебосдачи в АССР НП постепенно нарастали, однако дальнейшие события, связанные с депортацией немецкого населения, передвинули проблемы уборочной кампании на задний план, что, вполне естественно, привело к полной дезорганизации этой кампании.

Начало массовой депортации немцев Поволжья в районы Сибири и Казахстана было положено Указом Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районе Поволжья», вышедшим 28 августа 1941 года. Российские немцы считались «ненадежными элементами», которые могли поддержать фашистов.

Указ о депортации немцев Поволжья:

 

26 августа 1941 года было подписано постановление СНК ССР И ЦК ВКП «О переселении всех немцев из АССР НП в другие края и области». Оно готовилось в глубокой тайне и не доводилось до руководителей АССР НП. 26 августа прибыли в районы выселения немцев 12350 человек личного состава подразделений войск НКВД.

Лишь 27 августа был доведён до партийного и советского руководства республики пресловутый Указ ПВС СССР от 28. 08. 1941г. «О переселении немцев, проживающих в районе Поволжья». Пункт 17 гласил: «К переселению приступить 3 сентября 1941 года и закончить 20 сентября 1941г.». Хотя с началом войны подавляющее большинство немецкого населения Республики немцев Поволжья никак не отделяло себя от всего советского народа, своими конкретными делами и поступками демонстрировало патриотизм, гражданственность, активно включалось в общенациональную борьбу за отражение агрессии.  

 Переселению подлежало все немецкое население, в том числе и смешанные семьи, где главой семьи был немец. Жены могли избежать их участи при условии развода. Не выселялись женщины-немки, чьи мужья были не немецкой национальности. Депортируемый получал повестку из местного НКВД, на сборы отводилось 24 часа. Брать с собой  разрешалось до200 килограммовимущества и продовольствия. За оставляемые постройки, зерно, фураж и скот депортируемым должны были выдаваться квитанции, которые позволяли им претендовать на соответствующую компенсацию на новом месте проживания. В действительности многие не успели получить квитанции, а получившим не удалось ими воспользоваться из-за отсутствия ресурсов на месте. Колонны переселяемых под конвоем войск НКВД направлялись на железнодорожные станции, грузились в так называемые пульмановские («телячьи») вагоны, снабженные деревянными нарами. Типичный эшелон состоял из 50-60 вагонов, сопровождался конвоем, фельдшером и медсестрой. Страшная скученность, антисанитария, недостаток качественной питьевой воды, продовольствия – все это вело к болезням, гибели людей.

Питание переселяемых предписывалось производить в специально организованных пунктах на крупных станциях горячую пищу должны были выдавать раз в сутки, кипяток – дважды. В действительности питание было чаще всего организовано из рук вон плохо, что признавалось в документах самих органов НКВД.

По прибытии в пункт назначения депортируемых направляли, как правило, в сельскую местность, хотя городских жителей предписывалось расселять в районных центрах и других городах (кроме областных центров). Это сразу же вызвало у многих серьезные проблемы с трудоустройством, тем более, что далеко не все немцы, особенно из Поволжья, в достаточной мере владели русским языком. Первоначально предусматривалась такая форма расселения депортированных, как вселение их целыми колхозами в существующие колхозы и совхозы. На деле это, конечно, оказалось невозможным. Поэтому вскоре местным властям разрешили расселять немцев «группами семей», что привело к разрыву устоявшихся родственных и соседских связей. Депортированные чаще всего попадали на подселение к местным жителям, в условия, несравнимые с оставленными на родине. Местные жители были крайне недовольны тем, что в их домах жили немцы, к которым они испытывали такую же ненависть, как и к фашистам.

Депортация российских немцев в 1941-42гг. была самой крупномасштабной и продолжительной депортационной акцией по национальному признаку за все годы советской власти, она оставила в их судьбе трагический, ничем неизгладимый след.

Не успели российские немцы прийти в себя на местах выселения, как их начали отправлять в трудармию (по официальной терминологии – «рабочие колонны»).

Женщины трудятся на ремонте железной дороги:

 

С начала 1942г. в трудармию на лесоповал, стройки, шахты и промышленные предприятия, обычно за колючей проволокой,  была отправлена основная часть немцев трудоспособного возраста: сначала депортированные немцы-мужчины, затем немецкие мужчины, не подвергавшиеся депортации, и, наконец, немецкие женщины.

Немцы Поволжья в послевоенные годы

Советский народ, вынесший нужду, репрессии предвоенных лет и невиданные тяготы военного времени, надеялся, что добытая им с таким трудом и жертвами победа коренным образом изменит жизнь к лучшему. Чаяния людей не ограничились лишь условиями материального благосостояния, что было, безусловно, главным, но они верили, что отпадёт надобность в политических и идеологических ограничениях. Ответом на надежды народа, на его стремление к демократии, свободе стали новые репрессии 1946-1953 гг. они коснулись и немцев.

По окончании «трудармейской» эпопеи российские немцы ещё десять лет были прикованы к «зонам» спецпоселения, влача жалкое существование под властью произвола и «самодурства» начальников спецкомендатур. 

29 ноября 1948 года Президиум Верховного Совета СССР издал под грифом  «Совершенно секретно» Указ «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдельные районы Советского Союза в период Отечественной войны». В Указе прямо и недвусмысленно устанавливалось, что немцы, как и все другие народы, отправленные на спецпоселение в годы войны, переселены туда «навечно, без права возврата их к прежним местам жительства». Указ определил для спецпоселенцев, нарушавших режим, особую, универсальную на все случаи, драконовскую меру наказания – 20 лет каторжных работ.

Весть об этом Указе стала для спецпоселенцев тяжелым ударом. Все-таки большинство из них питало надежду, что после окончания войны режим спецпоселения постепенно будет отменен или, по крайней мере, смягчен. Теперь же надеяться было не на что.

Все 15 лет существования спецпоселения (1941-1955гг.) немецкое население СССР, распыленное на огромной территории страны, было полностью лишено каких-либо возможностей поддерживать и сохранять свою национальную идентичность. Вокруг него была создана такая морально-психологическая атмосфера, что на работе, в общественных местах немцы вынуждены были говорить на русском языке, и только дома, в тесном семейном кругу, они могли позволить себе объясняться по-немецки. Не было возможности ни читать, ни писать на родном языке. Немцы не имели возможности сохранять свои традиции и обычаи, народную культуру. Фактически под запретом была религиозная жизнь. Особенно отрицательно все это на детях, родившихся перед войной, в годы войны и в послевоенные годы. Они были лишены возможности обучаться на родном языке. Сами взрослые, вынужденные адаптироваться к новым условиям жизни, постепенно теряли многие свои национальные черты, формируя новые привычки, усваивая и перенимая обычаи и нравы, элементы быта и культуры окружающего населения. Медленнее эти процессы шли в сельской местности, быстрее – в городах и рабочих поселках.

На спецпоселении немцы подвергались не только национальной дискриминации, они были лишены многих общегражданских прав, их жизнь постоянно наталкивалась на различного рода ограничения и запреты, часто просто абсурдные. Это вынужден был признать даже министр внутренних дел СССР С. Круглов в 1953г.: «На местах зачастую ущемляется правовое положение спецпоселенцев: без надобности создается излишне жестокий режим, запрещается свободное передвижение по жизненнонеобходимой для спецпоселенцев территории, устанавливается частая регистрация в спецкомендатуре, создаются препятствия к выездам в командировки, на лечение и учебу, что влечет за собой подачу ими большого количества жалоб».

Спецпоселенцы не имели паспортов, что фактически делало их изгоями в обществе, затрудняло устройство на работу, получение почтовых отправлений и т.п. Кроме того, спецпоселенцы не призывались на военную службу, им не разрешалось работать в милиции и других силовых структурах. Они не могли занимать сколько-нибудь важные посты и должности в государственных органах и учреждениях, в сферах народного хозяйства, здравоохранения, образования, культуры.

Представители немецкой национальности поселка Сосновка

Андрей Александрович Рейтер

Родился 24.01.1920г. в селе Кауц Жирновского района Волгоградской области. Отца Андрея Александровича расстреляли за то, что у него были замечены доллары, которые он получил от сестры из Америки. У Андрея Александровича было шесть братьев и четыре сестры. Он окончил четыре класса немецкой школы. 14 марта 1939г. женился.

Трудился в колхозе на разных работах. Семья имела свое подсобное хозяйство: огород, птица, крупный рогатый скот. И все это пришлось оставить.

В Сибирь  везли долго, потом выгрузили на станции, перегрузили на пароход и по реке повезли дальше. Люди не понимали смысла в своём переселении, угнетала неопределённость, болела душа за оставленный дом.

В сентябре 1941 года Андрей Александрович вместе с семьей прибыл в Омскую область, Большукский район, село Уки. Не успели обустроиться, как Андрея Александровича со старшим братом призвали в трудармию. 17 февраля 1942 года их привезли на Урал. Трудармия оказалась зоной с колючей проволокой, вышками и охраной. Жили в бараках, спали на нарах в два яруса. Первые месяцы пребывания в лагере Андрей Александрович «делал» камень для строительства плотины. Трудармейцы долбили зубилом в скале отверстия под взрывчатку, потом рабочие ее туда закладывали, и взрывом разносило камень на части. Они грузили осколки и вновь долбили скалу. Удар по зубилу, еще удар и опять удар. Если кто-то не успевал отойти, то во время взрыва огромные камни накрывали их. На мемориале у плотины перечислены 3500 фамилий  тех, кто погребен в братской могиле на дне Богословского пруда.

Алюминиевый завод нуждался в топливе, угля не хватало, поэтому рубили лес, Андрея Александровича отправили на рубку леса в третий леспромхоз (ныне Сосновка).  Это место было райским по сравнению с лагерем. Здесь не пугали автоматной очередью, не травили собаками. А работы никто не боялся. 

Архивная справка о мобилизации А.А. Рейтера в трудовую армию:

 

В 50-х годах приехала к Андрею Александровичу жена с сыном, затем у них родилось еще трое детей. На основании пункта «в» ст. 3 Закона России от 18 октября 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» Андрей Александрович был реабилитирован.

В юбилейный для Сосновки 1995 год большую семью Рейторов чествовали в клубе. Тогда их было 34 человека. Сейчас у Андрея Александровича 12 внуков, 22 правнука и 6 праправнуков.

 

Елизавета Яковлевна Сорих

Елизавете Яковлевне 95 лет. Родилась она в 1915 году в деревне Нойдэнгов на Волге. В их семье было пятеро детей. С раннего детства все трудились на своем подсобном хозяйстве. Когда образовались колхозы, приходилось работать на колхозных полях. В 1939 году Елизавета Яковлевна вышла замуж. Начало супружеской жизни было счастливым, но счастье длилось недолго. В 1941 году семья была выслана в Сибирь в деревню Максимовка.

Справка о проживании мужа Елизаветы Яковлевны в спецпосёлке:

 

Елизавета Яковлевна вспоминает, как тяжело было на новом месте, она и муж плохо знали русский язык, в деревне их никто не ждал и не помогал обустраиваться.

26 января 1942 года мужа Андрея Яковлевича забирают в трудармию и отправляют в Краснотурьинск, а затем на лесные работы в третий леспромхоз (ныне Сосновка). Елизавета Яковлевна осталась с двумя маленькими детьми в чужой стороне.

Тогда она поняла, что Бог подарил ей не только жизнь, но и огромную силу воли, безмерную любовь к жизни, трудолюбие. Благодаря этим качествам она сумела выжить, сберечь дочь (сын умер) и воссоединиться с любимым мужем 3 апреля 1948 года. Воссоединение семьи произошло благодаря определенным хлопотам, немцы не имели право покинуть место жительства без особого разрешения.

Выписка из акта о рождении Елизаветы Яковлевны:


Справка о составе семьи:

 

Архивная справка:


Справка о реабилитации:

                                                              

Справка о нахождении на спецпоселении:

В настоящее время у Елизаветы Яковлевны шестеро детей, из них двое проживают в Германии, а четверо – рядом с ней и во всем поддерживают ее. Елизавета Яковлевна закончила свой рассказ словами: «Я – счастливая мать, и поэтому я еще хочу пожить».

 

Рутц Наталья Ивановна и Эммануил Иванович

Наталья Ивановна и Эммануил Иванович родились в Поволжье в деревне Нойдэнгов Саратовской области. Наталья была восьмым ребёнком в семье, все дети обучались в немецкой школе, так как родители считали, что их дети должны бать грамотными людьми.

Поженились Эммануил Иванович и Наталья Ивановна в 1928 году и были очень счастливы. Они имели своё подсобное хозяйство, усердно трудились. У них родилось четверо детей, и всё было хорошо. Но началась Вторая Мировая война. Когда они услышали о том, что немцев из Поволжья будут выселять, очень испугались и даже думали, что всех загонят в Волгу и утопят. Перед выселением они прибрали в своем доме, собрали некоторые вещи в узлы, а их дочь Фрида (ей было семь лет) перед тем, как покинуть дом, посадила свою куклу на окно и сказала ей, чтобы она ждала её, что они скоро встретятся. Но Фрида никогда больше не увидела свою куклу.

Семья была выслана в  Чкаловскую область, Называевский район. Условия переезда были нечеловеческими. Вагоны переполнены, еды и питьевой воды не хватало, медицинское обслуживание отсутствовало. Но самым страшным было то, что все находились в неведении, никто не знал точно, куда их везут. В пути младший из детей умер и был похоронен в братской могиле.

Спустя полгода, после прибытия на место переселения, Эммануила Ивановича забрали в трудармию на Урал. Наталью Ивановну направили в трудармию в Чкаловскую область, дети остались с больной тётей. Жилось им несладко, приходилось просить милостыню, батрачить. Наталья Ивановна заболела, ей было разрешено вернуться.

Справка об увольнении Н.И. Рутц  из трудармии:

 

Дорога к детям была радостной, но очень трудной, так как большую часть пути приходилось идти пешком. 7  мая 1943 года Наталья Ивановна вернулась, ждали ее только двое детей, один умер от голода. 23 августа 1949 года было получено разрешение на воссоединение с мужем, семья выехала на Урал. Здесь семья находилась на спецпоселении (установленный государством порядок существования для «провинившихся» с точки зрения руководства, ограничение целого ряда гражданских прав).

Семья проживала под наблюдением спецкомендатуры, без права выезда из поселения, самовольная отлучка приравнивалась к побегу и влекла за собой уголовную ответственность. Главы семей спецпереселенцев должны были в трёхдневный срок сообщать в комендатуру обо всех изменениях, происшедших в семье (рождение ребенка, смерть или побег кого-либо из членов семьи и т. п.).

 

Франц Иван Тимофеевич

Иван Тимофеевич родился 21 февраля 1912 года в Акмолинской области. В настоящее время проживает в семье внучки, окружен заботой и вниманием.

В шесть лет Иван Тимофеевич остался сиротой. Как же ему было страшно! Он пережил оскорбления и унижения, вынужден был выполнять очень тяжёлую и грязную работу. Часто бывало так, что ему разрешали ночевать только в сарае с коровами, но он и этому был рад: рядом с коровой было тепло. Есть хотелось всегда, поэтому он брался за все, лишь бы выжить.

В 1942 году его выслали в Омскую область, затем отправили в город Краснотурьинск на строительство  плотины. Работать приходилось с раннего утра и до позднего вечера, и вновь его преследовало чувство голода. Ему удавалось пайку табака обменивать на еду, но и этого не хватало, чтобы хоть раз испытать чувство сытости.

          

Иван Тимофеевич с правнучками Настей и Дашей:

В 1946 году Ивана Тимофеевича перевели на работы в лес. В 1950 году был зарегистрирован брак с Невежиной Александрой Иосифовной, родилось трое детей. В 1967 году Иван Тимофеевич вышел на заслуженный отдых. Он проработал сорок семь лет. За добросовестный труд он заслужил почёт и уважение.

 

Жизнь совсем не баловала этого сильного человека, согнула спину, выбелила волосы, но не озлобила. Он никогда не жаловался на жизнь, довольствовался тем, что есть.


Цвенгер Александр Александрович и Екатерина Фридриховна

Александр Александрович и Екатерина Фридриховна родились на Волге в Саратовской губернии, судьба свела их в большом и красивом городе Горький. Осенью 1935 года брак Екатерины и Александра Цвенгеров был официально зарегистрирован Горьковским ЗАГСом. Александр Александрович работал на целлюлозно-бумажном комбинате, а Екатерина Фридриховна была домохозяйкой. За шесть лет она родила троих сыновей, однако дети были болезненными и один за другим умирали в раннем возрасте. Супруги не теряли надежды на то, что у них будут ещё дети. Но с детьми пришлось повременить – началась война. Александр Александрович ушел на фронт. Екатерина Фридриховна стала работать на целлюлозно-бумажном комбинате.   

Как   и    другие  женщины, проводившие своих мужей на фронт, она с нетерпением ждала писем, затаив дыхание, с волнением слушала сводки Информбюро, молилась о скорой победе и здравии супруга. Война уже подходила к концу, когда волна сталинских репрессий докатилась и до них. В сорок пятом Екатерину сослали в Сибирь, а Александра Александровича сняли с фронта и отправили в далекий уральский город Краснотурьинск в трудармию, здесь он строил алюминиевый завод.  Условия жизни были ужасными: работали по двенадцать часов в день без выходных, а обращались с трудармейцами, как со скотиной.

В 1947 году Александр Александрович и Екатерина Фридриховна смогли, наконец, воссоединиться,  им,  в числе прочих немецких семей, было позволено поселиться в Свердловской области. Как в молодости, Цвенгерам снова пришлось все начинать с нуля. Семья находилась на спецпоселении, их жизнь стала более  регламентированной, а права ограниченными. Запрещалось без особого разрешения коменданта отлучаться за пределы территории, обслуживаемой комендатурой.  Александр Александрович работал вальщиком леса, робота хоть и тяжелая, но за нее неплохо платили. По его словам, он свалил столько леса, что если сложить бревно к бревну, то можно выстелить дорогу до    родного     Саратова.   

Супруги Цвенгеры прожили долгую и нелегкую жизнь. Немало выпало на их долю невзгод. Но жаловаться они не привыкли, да и кому пожалуешься?  Спустя годы всех репрессированных во времена сталинского террора реабилитировали, но раны в душах людей еще долго не заживали.

 

Зарождение и становление посёлка Сосновка

13 октября 1945 года на месте  посёлка Сосновка была поставлена первая палатка лесорубов, проложивших трассу для будущей железной дороги и попутно заготавливавших древесину для строительства в Краснотурьинске Богословского алюминиевого завода. Среди лесорубов были трудармейцы: Беккер Александр Эдуардович, Буксбаум Александр Яковлевич, Даудрих Адам Карлович, Рейтер Андрей Александрович, Франц Иван Тимофеевич, Цвенгер Александр Александрович.

Становление поселка началось в 1946 году и продолжалось длительное время. На месте бывших бараков встали рубленные и брусковые дома-коттеджи, расширился частный сектор жилья. С ростом переработки древесины вступили в строй цехи лесо- и таропиления. До 1956 года трудармейцы находились на положении «спецпоселенцев». Может сейчас это кому-то покажется странным, но в те годы в поселке почти не звучала русская речь.

Вся жизнь жителей поселка была связана с лесом. Он не только обеспечивал работой, но и кормил – брусники, клюквы, грибов было навалом. Постепенно и жизнь налаживалась, люди обзаводились семьями и хозяйством. Буренка тогда была почти у каждой семьи, общее стадо насчитывало около трёхсот коров. На конном дворе лошади в основном были «монголки» (низкорослые, мохнатые, но очень сильные, выносливые), на них и возили лес с делянок.

 

     Одни из первых жителей поселка Сосновка – Е.Ф. Шварц, Л.Л. Фрайденбергер и А.А. Рейтер:

 

Затем древесину доставляли на лесовозах, которую после обработки отгружали в вагоны и реализовывали круглым лесом. Часть древесины перерабатывали на пиломатериалы, шпалу, тарную дощечку и щепу. Так, например, тарный цех был одним из самых крупных не только на Северном Урале, но и по всей Свердловской области.

Национальный состав посёлка стал стремительно меняться в 90-е годы, когда начал сворачиваться Вагранский леспромхоз, дававший работу большинству жителей поселка. Без работы оказались более пятисот человек. Более двухсот немецких семей покинули Сосновку, уехали в Германию.

«Тихая реабилитация»

 Решениями XX съезда КПСС (1956 г.) были осуждены проведенная в годы войны депортация целого ряда народов, их спецпоселение. В последующие годы были возвращены в места довоенного проживания депортированные народы  Северного Кавказа, восстановлена их государственность. Однако эти перемены не коснулись немецкого населения. Республика немцев Поволжья так и не появилась на карте.

С конца 1950-х гг. постепенно идет профессиональная реабилитация немцев. В местах с преимущественным проживанием немецкого населения на руководящие должности низшего и среднего уровня назначаются немцы. К 1960 году на Алтае было уже несколько директоров совхозов и председателей колхозов, членов горкомов и райкомов партии из немцев.

Установление дипломатических отношений с Западной Германией в 1955 году и открытие в 1956 году посольства ФРГ в Москве способствовали поиску связей с родственниками за рубежом и росту обращений о выезде из СССР.

Что же двигало людьми, решившими переселиться в те годы в Федеративную Республику? В первую очередь то, что никто не снял с более чем полуторамиллионного немецкого населения СССР обвинения, выдвинутые в Указе 1941г., в соответствии с которым была упразднена Республика немцев Поволжья, а ее жители депортированы. В обыденной жизни это проявлялось и в дискриминации при устройстве на работу, и в зарплате, и в получении престижных профессий.

Развал СССР усилил эмиграционные настроения немцев.

 

Жизнь российских немцев в Германии

В Германии действует общество «Землячество немцев из России», оно оказывает помощь в поисках работы, в изучении немецкого языка, в разрешении бытовых проблем, находится в постоянном диалоге с правительством Германии, ведёт большую разъяснительную работу среди местного населения. Жизнь русских немцев освещается в журнале «Народ в пути».

Обложка журнала «Народ в пути»:

 

Обществом организуются молодёжные форумы, на которых принимаются конкретные решения, способствующие разрешению многих молодёжных проблем. Члены общества «Землячество» совершают экскурсии в известные места Германии, например, на Родину Екатерины II в город Цербст, в музеи города Берлина, в концентрационный лагерь «Бухенвальд».

Председатель «Землячества» Адольф Феч в своей речи 19 августа 2008 года на съезде представителей российских немцев указал на тот вклад, который внесли переселенцы в развитие общества Германии. Люди искусства обогащают культуру Германии, спортсмены своими достижениями улучшают спортивные показатели страны.

Государство предоставляет прибывшим жильё, материальную поддержку и возможность изучения немецкого языка.

Несмотря на всестороннюю поддержку, переселенцы испытывают большие трудности на новом месте. Незнание языка делает их зависимыми от других, немногим из них удаётся подтвердить своё образование и работать по специальности, поэтому некоторые семьи возвращаются обратно.

Газетная статья «Язык – это ключ» рассказывает

о занятиях российских немцев немецким языком:

 

Особенно нелегко подросткам в школе, слабые знания немецкого языка отрицательно влияют на их учебу. Чаще всего они держатся своими группами, что приводит к конфликтам с местными подростками. Правительство Германии прилагает огромные усилия для более безболезненной интеграции переселенцев и их детей. Инициируются интеграционные проекты, например, проект «Не стой в стороне». В рамках этого проекта подростки, приехавшие из России, Сирии, Афганистана, Казахстана, Украины, Белоруссии, вместе с местными подростками три недели жили в летнем палаточном лагере. Все три недели царило только взаимопонимание, не было конфликтов на национальной почве, были совместные полезные дела, праздники, спортивные соревнования.

У тех, кто приехал в Германию с большим желанием интегрироваться в новом для них обществе, это получается. Они прилагают немалые усилия в изучении немецкого языка, приобретают новую профессию, находят работу.

У российских немцев и у коренных жителей много общих культурных мероприятий: праздник национальностей земли Заксен – Ангальт,  Рождество, Пасха, Ёлкафэст (детская ёлка с русскими традициями).

Праздник национальностей:

Пасха:


       Сообщение в местной газете о совместном Новогоднем празднике в русских традициях:

 

Эти примеры говорят о том, что русским и немцам  хорошо друг с другом.

+7 (34383) 3-50-40

+7 (34383) 3-23-23

Данный сайт использует файлы cookie и прочие похожие технологии. В том числе, мы обрабатываем Ваш IP-адрес для определения региона местоположения. Используя данный сайт, вы подтверждаете свое согласие с политикой конфиденциальности сайта.
ОК